English   
















Доклад Президента ОАО «НК «Роснефть» на Комиссии при Президенте РФ по развитию ТЭК в Астрахани

И. И. СЕЧИН: В мероприятиях Форума (Петербургский международный экономический форум 2014) приняло участие более 7500 человек, из них 248 глав крупнейших иностранных и 445 глав российских компаний. В рамках Форума были подписаны 175 соглашений, 15 из которых предусматривают реализацию инвестиционных проектов на сумму свыше 400 миллиардов рублей. Это предварительные результаты развития деловых контактов между российскими компаниями и партнерами из Европы, Америки, стран Азиатско-Тихоокеанского региона.

Анализ текущего сотрудничества с иностранными партнерами дает основания говорить о возрастании рисков реализации наших международных проектов.

По вашему поручению, уважаемый Владимир Владимирович, мы проанализировали наше сегодняшнее положение, с тем чтобы отметить наиболее актуальные моменты в развитии топливно-энергетического комплекса и внести необходимые корректировки в связи с ситуацией на мировых рынках. Такими приоритетами должны стать развитие внутреннего рынка, прежде всего в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке, а также диверсификация наших экспортных поставок в сторону развивающихся рынков Азиатско-Тихоокеанского региона.

Нефтяные компании уже проводят работу по развитию собственных компетенций, что должно привести к снижению зависимости от услуг иностранных контрагентов, в том числе в отношении нефтепромысловых услуг. Следует также отметить возможные финансовые риски, ограничения по доступу к рынкам капитала, мы не исключаем также и возможности манипулирования, а также осуществления других действий, целенаправленных и скоординированных, с целью добиться снижения цен на нефть в краткосрочной и среднесрочной перспективе. Однако, как нам видится, указанные действия не будут иметь долгосрочный характер, в том числе по причине высокой зависимости бюджетов стран-производителей нефти от мировых цен на нефть. Например, бюджет Саудовской Аравии с поставками нефти, которыми могут быть частично замещены поставки российской нефти в Европу, рассчитан исходя из цен на нефть в размере 98 долларов за баррель. И все же, опираясь на реальные и новые возможности, мы исходим из предпосылок, что для того, чтобы повысить устойчивость российской экономики к внешним воздействиям, необходима ее диверсификация с упором на раскрытие возможностей внутреннего потребления, развития смежных отраслей и выхода на новые, перспективные рынки сбыта. Прежде всего, нам необходимо обеспечить развитие ТЭКа на востоке страны, создать в этом регионе новый крупный центр нефтегазодобычи, сформировать надежную ресурсную базу на десятилетия вперед. В этой связи принятие решения об ускоренном распределении участков недр — очевидный шаг для развития экономики Восточной Сибири и Дальнего Востока. В рамках работы по деофшоризации нашей экономики можно было бы предусмотреть возможность распределения новых участков недр только организациям, мажоритарные акционеры которых являются российскими юридическими или физическими лицами. Развитие ресурсной базы в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке позволит нашей стране и нашим компаниям существенно увеличить долю на новых растущих рынках, в первую очередь на рынках стран АТР, где продолжается ускоренный рост спроса на импорт нефти и газа, а также на продукты их переработки. В дополнение к нашим внутренним потребностям это создаст важный стимул развития восточных регионов страны, позволит эффективно реализовывать нефть восточносибирских и шельфовых месторождений. По прогнозам к 2030 году Россия может увеличить объем поставок в АТР более чем в два раза по сравнению с текущим уровнем.

Одним из основных сдерживающих факторов ускорения деятельности на восточном направлении является уровень тарифов естественных монополий. С 2010 года тарифы на транспортировку нефти в восточном направлении выросли на 27%. В этой связи особое значение для реализации предлагаемых мер имеет вопрос проработки экономически обоснованных транспортных тарифов для Восточной Сибири и Дальнего Востока. Важным вопросом в реализации планов по ускоренному развитию добычи нефти в Восточной Сибири является расширение и развитие ВСТО. Реализацию этого назревшего инфраструктурного проекта можно было бы осуществить на условиях как проектного финансирования, в том числе с привлечением финансовых накоплений пенсионных фондов, как государственных, так и не государственных, а также самих нефтяных компаний, заинтересованных в разработке Восточно-Сибирских месторождений. Восточная Сибирь и Дальний Восток имеют не только значительный нефтяной, но и газовый потенциал, помимо Чаяндинского и Ковыктинского месторождений в периметре «Газпрома», серьезные планы по наращиванию добычи газа есть у нефтяных компаний. По оценкам экспертов, потенциал добычи газа на месторождениях этого региона, действующих и перспективных, может составить до 200 млрд кубических метров в год. Очевидно, что мы должны продавать на рынке этот газ. И если у нефтегазовых компаний будет возможность войти на экономически обоснованных условиях в газотранспортную систему, которую создает «Газпром», это оптимизирует инвестиции.

Мы также просим рассмотреть возможность предоставления независимым производителям газа возможности экспорта газа с новых месторождений в Восточной Сибири и Дальнего Востока. Это вопрос, конечно, дискуссионный, но такая мера будет являться дополнительным стимулом развития всего региона. В настоящее время в государственных органах, отраслевых и экспертных сообществах идет активное обсуждение предложений Минфина России о проведении так называемого большого налогового маневра.

Кажущееся упрощение налоговой системы отрасли, по мнению Министерства финансов, должно сохранить безубыточность нефтяного сектора и решить текущие бюджетные потребности за счет потребителей всех стран Таможенного союза. При этом не принимается во внимание, что эти предложения создают дестимулирующий эффект добычи, напрямую противоречат задачам по развитию Восточной Сибири и Дальнего Востока.

Например, предложенные изменения существенно ухудшат экономику разработки ряда новых крупных проектов, таких как Юрубчено-Тохомское месторождение, Куюмбинское, имени Филановского, имени Лисовского с общим годовым объемом добычи до 20 млн тонн после 2020-го года. Последствием проведения налогового маневра будет также замораживание ряда новых проектов нефтехимии и переработки на Дальнем Востоке, с серьезными рисками столкнется реализация ВНХК, модернизация Ангарского завода полимеров, произойдет общее снижение инвестиционной привлекательности отрасли и инвестиционного климата в целом для российских и иностранных инвесторов из-за изменений правил игры.

Хотелось бы обратить особое внимание на фундаментальное противоречие предложенных ситуативных налоговых решений с инвестиционным профилем нашей отрасли. Проекты в нефтегазовой и нефтяной сферах, как правило, реализуются в течение 30-50 лет. Для принятия инвестиционных решений на такой срок и для привлечения финансирования на долгосрочной основе требуются прежде всего стабильность и предсказуемость, особенно налоговой системы. Необходимо учитывать, что долгосрочный характер деятельности нефтегазовой отрасли, наличие инвестиционных планов и долгосрочных контрактов позволяет существенным образом как обеспечить предсказуемость бюджетных поступлений, так и гарантировать мультипликативный эффект для экономики. Приведу несколько примеров в этой связи. В ходе вашего недавнего визита в Китай, уважаемый Владимир Владимирович, «Газпром» заключил контракт на поставку газа на 30 лет, что уже в среднесрочной перспективе обеспечит объем инвестиций свыше $50 млрд. Общий объем инвестиций компании «Роснефть» в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке в связи с новыми долгосрочными контрактами на поставки в страны АТР составит 3 трлн рублей. Планируемые вложения в освоение Арктического шельфа составят около $400 млрд только за первые 20 лет. В целом инвестиции в нефтяную отрасль включая добычу, переработку и транспортировку нефти за период 2010-2014 гг. составили уже более 5 трлн рублей. Для гарантирования данных вложений и осуществления соответствующего мультипликативного эффекта необходим, конечно, стабильный фискальный режим. Приведу еще один недавний пример. Казалось бы, новое законодательство по налогообложению шельфовых проектов создает беспрецедентные стимулы для развития. Тем не менее, участники консорциума по разработке Сахалина-1 предпочитают использовать существующий режим СРП, поскольку он защищен законом, гарантирует стабильную экономику проектов и не подвержен постоянным изменениям по примеру предлагаемого маневра.

Предлагается проработать более взвешенные параметры модификации налоговой системы, обеспечить универсализацию налогообложения в нефтяной и газовой отрасли, а также других секторов экономики, где уровень бюджетных выплат по отношению к выручке во много раз ниже.

Существующая диспропорция, негативно влияющая на бюджетную ситуацию, представлена на этом слайде. Помимо этого, нужно провести инвентаризацию несистемных льгот, по нашему мнению, предоставленных отдельным проектам, и при необходимости оформить ее законодательным образом. Эти меры помогут не только решить текущие бюджетные вопросы, но и обеспечат стабильность налогового режима, необходимого для продолжения развития нефтегазовой отрасли для реализации приоритетных проектов в стране.

Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги! По нашему мнению, всесторонняя проработка и последующий выход на реализацию этих мер, важнейшими из которых являются обеспечение налоговой стабильности и развитие инфраструктуры Восточной Сибири и Дальнего Востока, позволит перейти от реагирования на сиюминутные вызовы к выстраиванию долгосрочной стратегии в сфере ТЭК, направленной на диверсификацию экономики в целом. Это позволит повысить инвестиционную привлекательность страны в целом и устойчивость к негативным последствиям, нестабильности мировой экономике и иных внешних воздействий. Спасибо большое за внимание.



© РОСНЕФТЬ, 2016  

English   |  Официальное уведомление   |  Контакты   |  Подписка   |  О проекте