Пожалуйста включите JavaScript в вашем браузере для полноценной работы сайта.

Фото
show
« Октябрь, 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031
Главная страница Пресс-центр «Роснефть» сегодня
Роснефть сегодня

ПМЭФ - главное экономическое событие года

24 Май 2014

Одна из самых интересных дискуссий в рамках Петербургского международного экономического форума состоялась на саммите энергетических компаний: «Нефтегазовые компании – «двигатель изменений» мировой экономики». Открывая заседание, Президент Российской Федерации Владимир Путин заявил, что проведение cаммита энергетических компаний и представителей других бизнесов, которые непосредственно связаны с энергетикой, в рамках Петербургского форума уже стало доброй традицией. По его словам, Россия играет особую роль в развитии энергокомплексов по вектору «Европа – страны АТР», да и вообще в мировой энергетике, вносит ощутимый вклад в поддержание устойчивого баланса спроса и предложения углеводородов на международные рынки. С ключевым докладом на саммите выступил Президент, Председатель Правления ОАО «НК «Роснефть» Игорь Сечин, в дискуссии приняли участие главы крупнейших мировых компаний.

Президент ExxonMobil Exploration Company Стивен Гринли: Одним из ключевых вопросов является вопрос энергетической безопасности. Очевидно, господин президент и господин Сечин уделяют этому вопросу большое внимание, о чем они заявили на Форуме. Президент отметил, что стабильность энергетики - это стабильность экономики, а господин модератор назвал энергоресурсы «пищей» мировой экономики.

Что касается рынка АТР, он будет развиваться опережающими темпами. Согласно нашему прогнозу, к 2040 году потребление энергии в странах региона возрастет на 35%. Можно спорить, конечно, о конкретных цифрах, но, очевидно, что ископаемые виды топлива сохранят свою долю на рынке, несмотря на вопросы эффективности и быстрый рост возобновляемых источников энергии. К 2040 году ископаемые источники будут составлять 55-60% всего энергетического баланса. Для тех, кто работает в нефтегазовом бизнесе, рост на 40% - это серьезный вызов. Давайте спросим у геологоразведочных компаний: где будут найдены необходимые ресурсы? Или все они уже обнаружены?

Есть три основных направления: глубоководные месторождения, трудноизвлекаемая нефть США и Канады, и, конечно же, Арктика, где еще можно найти неоткрытые бассейны. Аналитики утверждают, что 20% всех запасов нефти приходится на Арктику, мы же полагаем, что эта цифра может быть даже занижена.

По поводу сотрудничества ExxonMobil и «Роснефти»: несколько лет тому назад компании приняли решение объединить ресурсы, мощности и технологические возможности, чтобы решить проблемы геологоразведки. Был заключен стратегический договор о геологоразведке в российских регионах на основе сахалинского опыта. Мы решили исследовать глубоководные месторождения Черного моря, блок Туапсе, осваивать трудноизвлекаемые запасы нефти в Западной Сибири совместно с дочерним предприятием «Роснефти» «Юганскнефтегаз» и, наконец, приступить к разведке в крупнейшем регионе российской Арктики. Мы договорились об изучении Карского моря. 13 млн акров. Эта площадь эквивалентна размеру штата Техас.

Логично было бы спросить, каковы наши успехи на сегодняшний день? Договор был подписан несколько лет назад и с тех пор мы напряженно работаем. На Черном море мы провели геологические исследования, инжиниринг, трехмерное исследование и надеемся начать бурение в конце этого – начале следующего года. В Западной Сибири мы провели значительные геологоразведочные работы, капитальный ремонт скважин, проанализировали Керн, оценили продуктивность Баженовского месторождения. В Карском море нам удалось собрать сейсмические и мета-данные, поставить буровую установку и подготовиться к бурению первой разведывательной скважины. Значительные исследования запланированы на лето. Конечно, мы только начали работу, но с оптимизмом смотрим на будущее.

ExxonMobil очень рад сотрудничеству с «Роснефтью». И справедливо спросить, кто же все-таки получит выгоду? Ради кого делается эта работа? Безусловно, она принесет пользу местному обществу. И доказательством тому служит наш сахалинский опыт. 90% рабочей силы на Сахалине - российские специалисты: 3000 высокооплачиваемых рабочих мест. Этот успех мы рассчитываем повторить на новых предприятиях. На макроуровне речь идет об огромных ресурсах, которые будут полезны для энергетического баланса. Спасибо.

Управляющий Директор Pirelli & C. S.p.A. Марко Тронкетти: Спасибо, на меня произвело огромное впечатление выступление господина Сечина, и ключевой тезис этого выступления о стабильности энергетической системы. Для нас очень важно уверенно смотреть в завтрашний день. Порой новости в сфере энергетики вызывают тревогу, например, когда речь заходит о возобновляемых источниках энергии, но Вы говорите о стабильности, и это хорошая новость для нас. Спасибо.

Президент и главный исполнительный Директор GE Transportation (дочерней компании американской General Electric) Лоренсо Симонелли: Я хотел бы поблагодарить президента Путина за гостеприимство и господина Сечина за возможность принять участие в форуме и сегодняшней встрече, которая позволяет нам обсудить перспективы нефтегазовой отрасли. Население планеты увеличивается, а значит, растет потребление энергии. И никто не будет спорить, что мы должны научиться извлекать как можно больше ресурсов. При освоении глубоководных залежей и трудноизвлекаемых запасов, возрастает потребность в технологических решениях. И General Electric может их предложить. Мы способны повысить эффективность производства СПГ. У нас есть технологии, позволяющие увеличить КПД до 90%. Мы можем создать добавленную стоимость, предложив инновационные варианты для работы в более сложных климатических условиях. Условия Арктики заставляют нас двигаться вперед, расширять горизонты. Готова ли отрасль? Думаю, следует ответить, что она активно готовится. У General Electric есть новое оборудование для погрузки, а также для работы на дне моря. Мы инвестируем в новую продукцию, в новые сервисы. И это касается не только оборудования, но и управления оборудованием и информацией. Чтобы свести к минимуму простой и снизить издержки, требуются надежные технологии, которые всегда доступны и всегда работают.

Мы предлагаем технологические решения, ищем способы дальнейшего снижения затрат, пытаемся избежать внеплановых простоев дорогого оборудования. И в этом смысле для нас очень важно сотрудничество с «Роснефтью», ведь вместе мы легче сможем определить основные трудности, с которыми сталкивается отрасль. Мы создали исследовательский центр, который разрабатывает эффективные технологические решения для местных компаний и способствует, таким образом, локализации производства. В той отрасли, которая объединяет General Electric с «Роснефтью», у нас есть все шансы на успех, ведь мы готовы предоставить оборудование, надежность которого не вызывает сомнений. Что касается идеи о создании секретариата, думаю, это позволит развить диалог, определить приоритетные проекты, и каждому из нас в отдельности способствовать их реализации. Спасибо.

Директор и член Совета директоров, Председатель Исполнительного комитета Совета директоров, Президент группы компаний BP Роберт Дадли: Действительно, BP является одним из пионеров инвестиций. В России мы уже около 20 лет, и нам выпала большая честь стать партнером «Роснефти», профессиональной компании, которая не только ведет крупные проекты в РФ, но и развивает сотрудничество с зарубежными корпорациями. Но одно дело быть акционером, и совсем другое - участвовать в практических процессах, а, тем более, убеждать собственную компанию в необходимости инвестиций в ту или иную страну. BP вкладывает средства во многие проекты «Роснефти», и сегодня нам предложили инвестировать в разработку сланцев. Этот проект жизненно необходим, для того, чтобы удовлетворить растущий мировой спрос на энергоносители. К сожалению, мы живем в таком мире, где политики не в состоянии спрогнозировать ситуацию на следующие полтора года. В России же, судя по договоренностям с Китаем, стараются смотреть за горизонт, заключая долгосрочные контракты на 25-30 лет. Мы должны действовать также, осознавая, что отношения с «Роснефтью» для нас – это не разовые сделки, а стратегическое партнерство, основанное на взаимной выгоде, доверии. И мы очень рады быть составной частью российского энергетического комплекса.

Исполнительный вице-президент норвежской компании Statoil Тим Додсон: Прежде всего, я хочу выразить благодарность организаторам Форума и компании «Роснефть» за гостеприимство. Для нас большая честь находиться с вами. На сессии были подняты непростые вопросы: о недостаточном количестве ресурсов, сложности их извлечения, необходимости обеспечить стабильность на рынке энергоресурсов. Компания Statoil отмечает целый ряд фундаментальных вызовов, с которыми сталкивается отрасль. Мы могли бы их суммировать в формуле три «С»: competition, carbon efficiency и community trust (конкуренция, эффективность по углероду и доверие общества). Хотелось бы пояснить, что я имею в виду.

Начну с конкуренции. Как известно, за пару десятков лет цена на нефть выросла в три раза. Однако, учитывая рост инвестиций, повышение затрат, усложнение производства, риск и отдачу на используемый капитал, доля компании снизилась на треть. И нет сомнений, что конкуренция в отрасли должна увеличиваться. С другой стороны, следует также развивать партнерство, Ведь только это позволит повысить эффективность, разработать более продуктивный подход к производству и не терять ресурсы в гонке за капиталом и талантливыми специалистами.

Второе «С» - выброс углекислых газов. Полтора миллиарда человек не имеют доступа к энергии, в то же время уровень CO2 продолжает расти. Чтобы снизить выбросы в атмосферу, следует сохранить высокие цены на энергоносители и сделать все, чтобы газ постепенно вытеснил уголь. Необходима эффективная политика, и отраслевые компании должны обеспечить технологии для контроля над выбросами.

Третье «С» - это доверие общества. Населению нужен доступ к ресурсам, доступ к энергии. Нефтегазовым компаниям необходимо признание, общественное согласие, лицензии. Ведь как можно охарактеризовать нашу совместную работу в Арктике? Это – прозрачность, диалог, причем со всеми участниками процесса, и ответственность. Statoil стремится повысить эффективность своего оборудования, обеспечить экологически-безопасные технологии и установить контакты с местным населением, убедившись в том, что оно также получает выгоды от работы компании. Подытожу ещё раз, три основных вызова - это конкуренция, эффективность по углероду и социально-ответственный подход. Думаю, постоянно действующий секретариат позволит нам двигаться вперед по всем этим направлениям.

Министр народной власти по делам нефти и горнорудной промышленности Венесуэлы, Президент PDVSA Рафаэль Рамирез: Большое спасибо Санкт-Петербургскому форуму. Я одновременно являюсь министром энергетики Венесуэлы и президентом государственной нефтяной компании, и поэтому именно мне выпала честь заниматься вопросами нашего стратегического альянса. В июле Венесуэла будет отмечать столетие с начала первых нефтяных разработок на территории государства. До 70-х годов мы были крупнейшим экспортёром нефти, на нашем примере можно проследить всю историю развития нефтяной отрасли, мы страна - основатель OPEC. Для поддержания баланса нашего рынка, в течение 70 лет мы предоставляли концессии международным нефтяным компаниям в сфере добычи углеводородов. Это был период больших искажений и деформаций. Однако мы многому научились, тогда как страна, много сделали для строительства нефтяной индустрии. Национальная компания была создана в тот период, когда мы национализировали нефтяную отрасль. Президент Уго Чавес объявил о политике полного суверенитета в области добычи и экспорта углеводородов. Очевидно, что нефть может иссякнуть. Если не эксплуатировать эти ресурсы правильно, они могут исчерпаться. И это будет большой потерей для страны, поэтому мы защищаем наше право на суверенное управление нефтяной отраслью, и стремимся координировать наши действия с крупнейшими производителями, прежде всего странами OPEC. Мы убеждены, что нельзя манипулировать ценами на рынке энергоносителей, навязывать циклы низких цен и циклы очень высоких цен, следует уважать интересы стран-производителей нефти, которые должны получать необходимые инвестиции на разведку, производство и поставки на рынок.

Наша страна имеет огромные запасы углеводородов, например, в нефтеносной зоне Ренока — это 55 тысяч кв. км. на юге страны, 1,3 триллиона баррелей запасов нефти, и 298 миллиардов баррелей разведанных ресурсов. И все это традиционная нефть, чтобы ни говорили эксперты о синтетическом, нетрадиционном сырье, которое не попадает под квоты OPEC.

По вопросу о налогах мы вели долгую битву и сейчас можем привести некоторые цифры: нефтяная отрасль на 100% принадлежит Венесуэльскому государству, Национальная нефтяная компания PDVSA по конституции является государственным предприятием, мы подчиняемся государству и отчитываемся о нашей деятельности перед государством. С тех пор как к власти пришел президент Чавес, налоговый режим был изменен. Мы обложили нефтяную отрасль дополнительными налогами, и в результате в казну поступило 557 млн. долларов. Из них 236 были направлены на социальное развитие.

В 70-х годах Венесуэла была одним из основных производителей нефти. Однако вплоть до конца 90-х в стране сохранялось огромное социальное неравенство. Мы провели масштабные социальные реформы, в том числе повысили уровень грамотности практически до 100 %. 100 тысяч сотрудников компании PDVSA позволяют правильно использовать те ресурсы, которыми обладает народ нашей страны. В законе, который регулирует нефтяную деятельность, четко прописано, как должны работать в стране иностранные компании. Eni, NCPC, «Роснефть», Total, CNPC соблюдают установленные правила. У нас есть соглашение с «НК «Роснефть» по производству до 880 тысяч баррелей нефти в день. Существует возможность для расширения сотрудничества. Мы активно развиваем нефтеносную зону в бассейне Ренока. Там несколько сотен скважин, технологическая стоимость работы на каждой из них - 1,5 доллара на баррель. Сейчас мы стремимся усовершенствовать технологические процессы, и стоимость возрастет до уровня 6-7 долларов на баррель. И хотя эта нефть трудно добываемая, стоимость ее извлечения не превышает 10 долларов за баррель. Это означает - что мы смогли направить все наши знания, все наши технологические возможности на развитие этой нефтеносной зоны. Мы наметили себе цель: 6 млн баррелей к 2019 году.

Мы стараемся диверсифицировать наши рынки. (О важной роли диверсификации говорил в своем выступлении президент Путин). В течение ста лет мы экспортировали нефть только на североамерикансий рынок. Сейчас миллион баррелей по-прежнему направляется в Северную Америку, но при этом мы продаем Китаю и Индии 400 тысяч баррелей. Мы диверсифицируем наши поставки для того, чтобы защитить экономику от кризиса, который сейчас свирепствует в индустриально развитых странах. Кроме того, в рамках Petrocaribe мы создали механизм, позволяющий странам Карибского региона получать значительную долю нашей продукции. 18 маленьких государств Карибского бассейна смогли поддерживать свою экономику только благодаря соглашениям о сотрудничестве с PDVSA. Мы убеждены, что нефть — это продукт, который должен принадлежать народу. И благодаря этой убежденности, национальная компания Венесуэлы смогла ответить на вызовы, стоящие перед отраслью, не обращаясь при этом к глубоководным ресурсам. Вы знаете, господин Сечин, что у нас нет необходимости начинать глубоководные разработки. Мы развиваем газовые месторождения в шельфовой зоне, и, конечно же, разрабатываем нефтеносный бассейн. Нам требуются новые технологии и инвестиции в размере 235 млрд. долларов, поэтому мы, конечно же, рассчитываем на сотрудничество с компаний «Роснефть» и развитие наших совместных предприятий таких, например, как Petrovictoria, которая получает достаточно инвестиций для того, чтобы производить 440 тысяч баррелей. Приглашаю вас всех в Венесуэлу. Приглашаю Вас, господин Сечин. Вы часто бываете в нашей стране, вы – наш большой друг. И Вы прекрасно понимаете, что наша Компания с одной стороны обеспечивает развитие экономики, а с другой стороны – поддерживает народ Венесуэлы. Прекрасная идея постоянного секретариата. Спасибо.

Управляющий нефтяным подразделением компании Glencore Алекс Беард: Позвольте мне в начале от имени компании Glencore поблагодарить организаторов Форума. Такие компании, как наша, первые готовы осваивать трудную логистику, развивать сложные географические направления. Мы гибки, очень практичны, агрессивны, располагаем глобальной информационной сетью, а также глобальной сетью представительств. Мы играем ключевую роль в финансовой сфере, зачастую опережая банки. До недавних пор мы не имели проектов, связанных с добычей и переработкой углеводородов, и, в первую очередь, полагались на взаимоотношения с другими торговыми домами. Что касается процесса принятия решений, простая структура позволяет нам принимать их оперативно, с максимальной выгодой для себя. Glencore активно работает в Восточной и Западной Африке, Юго-Восточной Азии. Мы нередко оказывались на рынке первые, значительно опережая своих коллег. Например, сегодня мы финансируем правительство в республике Чад: за последние десять лет это – второй раз, когда Чаду удалось выйти на международный рынок. В России мы не раз инициировали новые проекты. Еще в начале 90-х наша компания занимались здесь торговлей сырой нефтью, организуя небольшие поставки. Сразу после крушения Советского Союза мы осуществляли предоплату различных инвойсов в России.

Как уже было сказано, глобальные торговые организации агрессивны по своей сути. Однако они играют положительную роль в формировании глобальных тенденций. Мы занимаемся и транспортировкой, и технологиями, стараемся определить как конечные, так и начальные маршруты поставок. Я надеюсь, что Игорь Иванович со мной согласится: нам удалось помочь «Роснефти» улучшить показатели премиальных продаж. Но для нас не безразличны и потребители, интересы которых мы стараемся учитывать, перемещая продукцию по всему миру и снижая логистические издержки.

Наш подход, прежде всего, важен с финансовой точки зрения, и это может показаться вам странным, ведь Glencore это все-таки не банк, а глобальная торговая компания, которой приходится тесно взаимодействовать с банками. Мы раньше других начинаем привлекать капитал во многие проекты. Например, в России в течение целого ряда лет мы предоставляли возможность быстро получить финансирование по экспортным проектам в опережение графика поставок. Зачастую без всяких гарантий, полагаясь лишь на взаимное доверие с партнером, мы брали на себя ответственность, выделяли средства. Мы осуществляли арбитражное финансирование, определяя возможность перемещения и изменения направления потоков углеводородного сырья. И это, безусловно, способствовало развитию глобальной экономики.

Мы активно инвестировали в проекты и инфраструктуру, в особенности в России. За последние 20 лет Glencore участвовал, например, в финансировании строительства морских терминалов и терминалов по переработке груза. Предварительное финансирование было ключевым элементом нашей работы в России, поскольку наши инвестиции помогали компаниям начинать бизнес и активно двигаться в выбранном направлении. В 1999 году во время финансового кризиса, у Glencore возник огромный объём предоплаты и мы взяли его на себя. Мы помогли многим банкам и финансовым организациям реструктурировать свои обязательства. В 2001 году, когда западные банки еще раздумывали, возвращаться ли им в Россию, такие торговые компании, как Glencore, финансировали второй и даже третий эшелон российских производителей. Цена на нефть тогда была 10-15 долларов за баррель, у российских компаний не было доступа на западный рынок, и Glencore им его обеспечивал, развивая таким образом глобальную энергетику.

Сейчас, конечно, мы переживаем другой период. Цена на нефть резко повысилась на радость многим добывающим государствам. В результате появились новые формы финансирования: мы часто действуем как акционеры, и как собственники. Мы видим колоссальные возможности в России. Здесь фантастическая ресурсная база, огромный потенциал у специалистов. В некоторых случаях мы инвестируем уже в зрелые активы, предоставляем оборудование на основе долгосрочного лизинга. Мы активно работаем с национальными нефтяными компаниями, и особенно гордимся контрактом с «Роснефтью» о предэкспортном финансировании, которой составил 1 млрд. долларов.

Я хотел бы сказать еще буквально пару слов о «Роснефти» и нашем сотрудничестве с этой компанией. Я немного озабочен заявлениями о том, что «Роснефть» инвестирует в Южную Америку. Я немного озабочен и тем, конечно, что важность Glencore для «Роснефти» снижается, ведь вскоре эта компания сама станет глобальным торговым домом, но пока этот день не настал, мы будем развивать наше партнёрство. В завершение хочу сказать, что, наверное, торговые дома должны играть именно такую роль, смазывая колеса глобальной экономики. И не могу не поддержать идею Игоря Ивановича о постоянном секретариате.

В заключение участники дискуссии дали прогноз развития отрасли, а также назвали значительные события года:

Лоренсо Симонелли: Я думаю, что технологические решения, разработанные для новой продукции, будут превосходить все, то, что мы видели до сих пор.

Тим Додсон: В Анголе уже были такие примеры. На мой взгляд, подобные события как раз очень важны. Продолжение стратегического сотрудничества с «Роснефтью», безусловно, представляет для нас в этом году особую важность.

Рафаэль Рамирез: Мы считаем, что отрасль столкнется с нехваткой полезных ископаемых, природных ресурсов, и это будет продолжаться в течение долгого времени.

Алекс Беард: Самым важным событием не только для энергетической отрасли, но и вообще для всего мира, являются переговоры, которые идут сейчас в Женеве. Очень важно учесть интересы всех сторон.

Игорь Сечин: Отрасль будет продолжать развиваться, будем бороться за снижение задержек, пытаясь добиться эффективности, и, конечно же, 2014 год не могу не согласиться с Алексом, будет характеризоваться высокими политическими рисками. И нам, конечно, хочется, чтобы эти риски снижались. Я вынужден ответить Алексу по поводу того, что Glencore агрессивен. Я прибавлю - энергичность, высокую эффективность. Glencore помогает нам настолько, насколько мы помогаем им: стабилизировать поставки, иметь доступ к ресурсам и обеспечить энергобезопасность. За энергобезопасность, конечно же, нужно платить, а что касается конкуренции, это будет полезно для наших потребителей.

По поводу участия в проектах для азиатского региона. Я думаю, что в нашей презентации мы подробно рассказали об этом векторе. Мы уже давно занимаемся развитием проектов по увеличению нашего присутствия на рынке и начали, конечно, раньше всего эту работу с нашими партнерами из Китайской народной республики, с которыми мы первыми подписали поставочные контракты. Мы активно работаем и на рынке Японии. Понятно, что с учетом вывода части атомной генерации, в Японии создается дефицит электроэнергии, и здесь ключевое направление работы, конечно, поставки газа, долгосрочные надежные поставки газа. Я думаю, что совершенно естественным партнером для японских потребителей будут российские компании. «Газпром», безусловно, имеет самый значительный потенциал для работы на японском рынке, развивая мощности проекта «Сахалин–2». «Роснефть» также реализует проект СПГ.

Безусловно, я бы обратил внимание на то, что сложно рассчитывать на конкретность сланцевого газа. И я думаю, что японские потребители сами, анализируя эту ситуацию, понимают, что цена выросла уже в два раза. Тенденция такая, что он будет стоить 6-7 долларов за миллион британских теплотронных единиц, это уже порядка 210-250 долларов за 1 тысячу метров кубических. К этому нужно добавить еще стоимость сжижения, стоимость транспорта, к тому же избытки газа могут возникать на восточном побережье, будет необходимо использовать Панамский канал — все это будет создавать сложности и способствовать росту цен. Поэтому нужно сказать, что те объемы, которые будут поставлены на рынок АТР, вряд ли будут значительными, поэтому «Газпром» и «Роснефть» — это основа энергобезопасности Японии.

Если бы мы были металлургической компанией, производили трубы, я бы точно согласился на строительство трубопровода, но мы производим углеводороды и должны искать эффективный способ доставки. Имея на Сахалине уже действующий завод по сжижению в рамках проекта «Сахалин–2» вряд ли нужно создавать конкурентный проект по строительству трубопровода, если ты сам не производишь трубы, а мы трубы не производим. Самое главное не трубы, а создание надежного энергомоста. Вот над этим нужно работать.

Что касается вопроса о том, что является для компании «Роснефть» самым значимым событием в 2014 году... У нас много проектов, будем работать над всеми, но я думаю, что особое значение будет иметь наша работа в Карском море, я очень надеюсь, что мы подтвердим наши надежды по наличию богатого месторождения. Спасибо большое.

Обзор саммита энергетических компаний «Нефтегазовые компании – «двигатель изменений» мировой экономики в рамках XVIII Петербургского международного экономического форума, 2014

Управление информационной политики
ОАО «НК «Роснефть»
тел.: + 7 (499) 517-88-97
24 мая 2014 г.

 

Настоящие материалы содержат заявления в отношении будущих событий и ожиданий, которые представляют собой перспективные оценки. Любое заявление, содержащееся в данных материалах, которое не является информацией за прошлые отчетные периоды, представляет собой перспективную оценку, связанную с известными и неизвестными рисками, неопределенностями и другими факторами, в результате влияния которых фактические результаты, показатели деятельности или достижения могут существенно отличаться от ожидаемых результатов, показателей деятельности или достижений, прямо или косвенно выраженных в данных перспективных оценках. Мы не принимаем на себя обязательств по корректировке содержащихся здесь данных, с тем чтобы они отражали фактические результаты, изменения в исходных допущениях или факторах, повлиявших на перспективные оценки.