Пожалуйста включите JavaScript в вашем браузере для полноценной работы сайта.

Фото
show
« Июнь, 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930
Главная страница Пресс-центр «Роснефть» сегодня
Роснефть сегодня

Игорь Сечин: «Надеюсь, нам удастся принять участие в воплощении в жизнь мечты Энрико Маттеи»

15 Июнь 2016

Председатель Правления ОАО «НК «Роснефть» Игорь Сечин дал интервью ведущему итальянскому бизнес-изданию Il Sole 24 ore. В рамках общения с журналистом Глава Компании описал свое видение текущей проблематики мирового рынка нефти, рассказал о значимости европейского рынка для «Роснефти» и своим видением потенциального развития отношений с итальянскими партнерами.

- Игорь Иванович, приближается момент, когда ЕС примет решение о продлении санкций в отношении РФ…

Мы работаем в тех условиях, в которых существует рынок. Могу поделиться мнением в отношении санкций наших западноевропейских и американских партнеров.

Распространение санкций на корпоративный уровень необоснованно, незаконно и, что самое важное, разрушает основы контрактного права. У нас никакой напряженности с нашими партнерами нет.

«Роснефть» пунктуально выполняет свои контрактные и финансовые обязательства перед партнерами из ЕС, инвестирует в европейские активы, которые успешно работают в Европе, в том числе в НПЗ на территории Германии и Италии. Именно с помощью таких практических шагов и создается основа для взаимодействия, повышается уровень взаимного доверия.

- Грядущий экономический форум в Санкт-Петербурге будет особенно важным для Италии, и ее взаимоотношений с Россией. Каковы Ваши ожидания от форума?

- В основе нашего сотрудничества – систематическая каждодневная работа. Форум – хороший повод подвести определенные итоги. Особое значение нынешнему форуму придает участие Премьер-министра Италии Маттео Ренци.

В 1960-е годы основатель и глава компании «Эни» Энрико Маттеи, заключил с СССР долгосрочный контракт на поставку нефти, разрушив таким образом догматы холодной войны, которые, в том числе, предполагали экономическую изоляцию России. Отстаивая соглашение, подписанное им в Москве, Маттеи уверял тогда, что «оно не представляет опасности для Италии, зато обеспечивает страну нефтью, дает работу итальянцам, и он искренне рад тому, что  «волчица, вскормившая Ромула и Рема, наконец-то породнилась со знаменитым русским медведем».

В результате именно благодаря российской нефтяной отрасли, энергомосту, созданному усилиями Маттеи и его советских партнеров, отношения между Россией и Италией на протяжении десятилетий имеют прочную основу. И «Роснефть», безусловно, следует устоявшимся традициям. Ее сотрудничество с итальянскими компаниями носит интегральный, компексный характер –  от разведки и добычи, до переработки, нефтесервиса и даже логистического обеспечения, технологического сотрудничества. Только в прошлом году мы поставили в направлении морских портов Италии почти 16 млн т нефти и нефтепродуктов общей стоимостью 5,7 млрд долларов.

Тем не менее, с нашим ключевым итальянским партнером – корпорацией Eni – мы хотели бы расширить сотрудничество практически по всей технологической цепочке: в геологоразведке, добыче, нефтепереработке и развитии технологий. Реализуются совместные с Eni проекты на шельфовых участках. И не исключено, что со временем нам удастся принять участие в воплощении в жизнь мечты Энрико Маттеи – об участии итальянской компании в масштабных добычных проектах на территории России.

- Давайте перейдем к вопросу о ваших отношениях с Pirelli. Планируете ли Вы оставаться долгосрочным инвестором и акционером итальянской компании? Как Вы оцениваете вхождение в акционерный капитал Pirelli китайской ChemChina?

- В настоящее время «Роснефть» удовлетворена своим положением в акционерном капитале Pirelli. Что же касается сделки с ChemChina я бы назвал ее уникальным примером нового евразийского бизнес-мышления. Итальянская компания во взаимодействии с нами не только успешно реструктурировала свою финансовую задолженность, но и получила стратегического инвестора из Китая и совершенно новые перспективы развития. Pirelli продемонстрировала образцовый подход по минимизации рисков и использованию потенциала синергии евразийского сотрудничества. То, что произошло – это, фактически, масштабный вывод на крупнейшие рынки АТР современных европейских технологий шинного производства с использованием ресурсного потенциала России и финансовых возможностей Китая. Углубление партнерства Pirelli и ChemChina открывает дополнительные возможности по взаимовыгодному развитию новых бизнес-направлений, в том числе и для «Роснефти».

- А что касается Saras? В апреле Джан Марко Моратти заявил, что «Роснефть» не намерена снижать свою долю в итальянском нефтеперерабатывающем активе. Как Вы оцениваете опыт сотрудничества с компанией семьи Моратти в свете того, что Вы покинули Совет Директоров Saras и Ваше место занял Андрей Шишкин?

- Saras – хороший проект. Участие в показало для нас прибыль. Это яркий пример «бережного» отношения со стороны якорного акционера к семейному наследству.

Произошло перераспределение функционала в рамках «Роснефти». Я, как руководитель Компании, должен сосредоточиться на стратегических проектах, Pirelli входит в их число, Saras не требует такого внимания. Здесь больше речь идет о контроле над операционными затратами, повышением эффективности. Стратегия развития определена основным акционером. Я благодарю семью Моратти за оперативное решение по замене представителя «Роснефти», которым стал вице-президент Компании по инновациям Андрей Шишкин, бывший заместитель Министра энергетики РФ, прекрасно владеющий проблематикой НПЗ. Мы владеем 12-процентной долей в компании, весьма заинтересованы в ее успешном развитии и предпринимаем инициативы, направленные на повышение прибыльности Saras. Я был вынужден покинуть Совет директоров Saras в связи с плотным рабочим графиком.

- Что касается «Роснефти», каково Ваше мнение относительно решения приватизировать часть акционерного пакета? Считаете ли Вы, что момент подходящий или полагаете, что стоило бы подождать менее сложного этапа экономики, как в России, так и глобально?

- Все вопросы по приватизации, включая размер приватизируемого пакета, форму и время ее проведения, а также квалификационные требования к возможным инвесторам, находятся в ведении Правительства. Основной задачей менеджмента Компании является наращивание ее стоимости для акционеров, крупнейшим из которых является государство. Решение этой задачи будет способствовать, в том числе, максимизации доходов государства от возможной продажи части своего пакета. В то же время, с учетом ситуации на мировом рынке нефти и наличия санкций, текущие котировки компании вряд ли соответствуют ее фундаментальной стоимости. Однако, необходимо принимать во внимание и проблемы бюджета. Мы полагаем, что в текущих непростых условиях разумно рассматривать различные варианты, в том числе привлечение стратегических инвесторов. Эффективному проведению приватизации будет способствовать определенное восстановление рыночной конъюнктуры, снятие ограничений, а также реализация некоторых мер государственной поддержки, направленных, к примеру, на совершенствование инфраструктуры и улучшение инвестиционного климата. Окончательное решение будет за Правительством.

- Вы говорили, что время ОПЕК. Как, по Вашему мнению, будут меняться цены на нефть в будущем? Существует ли еще возможность договориться в случае нового обвала цен нефть?

- По оценкам аналитиков, средняя цена на нефть в 2016 году ожидается на уровне 40-45 долларов за баррель Брент. Спрос на нефть в мире продолжает расти, в то время как добыча, в первую очередь в США, снижается. Текущий незначительный избыток производства нефти в мире будет покрыт растущим спросом, а значит, приближается период устойчивого роста цен для обеспечения требуемой доходности инвестиций в новые проекты добычи.  Добыча нефти в России с точки зрения затрат -  одна из самых эффективных в мире (операционные затраты «Роснефти», например, составляют 2,1 долл/баррель нефтяного эквивалента), а проекты добычи благодаря качественной ресурсной базе носят долгосрочный характер. Поэтому краткосрочное снижение цен не имеет для нас критического эффекта как, например, для сланцевых проектов. Этот фактор, наряду с отсутствием перекредитованности российской нефтяной отрасли позволяет уверенно сохранять стабильность на протяжении всего цикла. Главный внешний вызов для энергетики России заключается в резком ужесточении конкуренции на внешних энергетических рынках. В перспективе предстоит упорная конкурентная борьба за удержание доли на ключевых традиционных и наращивание доли на новых энергетических рынках.

Заморозка добычи обсуждалась как временное решение для смягчения чрезмерных колебаний цены, которые происходили на рынке. Следует отметить, что с момента максимального падения цен в январе 2016 г., когда разговоры о заморозке добычи велись особенно активно, цена на нефть выросла почти в 2 раза, достигнув некоторого равновесия на уровне $50/барр. Причём произошло это безо всяких договорённостей, что свидетельствует о фундаментальной устойчивости нефтяного рынка. Более того, рынок приходит в равновесие быстрее, чем ожидали нефтяные аналитики. И как знать, возможно, через 3-5 лет, мировому рынку потребуется уже другой вид договоренности – об экстренном наращивании добычи и поставок нефти из стратегических запасов для устранения дефицита, вызванного периодом низких инвестиций.

- В Европе мы жалуемся на зависимость от российских энергоносителей, но, как только, Россия смотрит на Китай или Азию в целом, начинаем переживать. Китайский рынок может стать для России более важным, чем европейский?

- Европейский энергетический рынок в силу объективных причин в течение десятилетий является основным рынком сбыта российских углеводородов. За это время была построена огромная инфраструктура, как портовая, так и трубопроводная. Достаточно сказать, что Компания занимает лидирующее положение на рынке нефти и нефтепродуктов Германии. Однако сейчас темпы роста европейского рынка замедляются, в отличие от азиатского, на котором, наоборот, наблюдается интенсивный рост потребления. При этом новые ресурсы нефти и газа разрабатываются преимущественно на востоке России. В этих условиях вполне логично, что данные ресурсы направляются на наиболее близкий и быстрорастущий рынок Азии. Тревоги по этому вопросу испытывать не надо: в структуре экспорта «Роснефти» поставки в КНР занимает 13%. Это обычная диверсификация рынков сбыта

Интервью подготовила Антонелла Скотт
Il Sole 24 ore